Бюджетирование, финансовый анализ, бизнес-планы, оценка недвижимости, лизинг, программы для бизнеса.

Бюджетирование, финансовый анализ, оценка недвижимости 

Контакты:

bupr.mail@yandex.ru

 
EMAIL

Программы по финансовому анализу, бюджетированию Программы:

бизнес - планы Бизнес - план:

программы для ведения бухгалтерского учета ДЛЯ БУХГАЛТЕРА:

Реклама
http://realty.pravograd.org/ купить дом в донецке.
Описание препарата для лечения мастопатии, миомы, эндометриоза и др
vipaptekansk.ru

 

 

Чистые активы: снова хотели как лучше?..

Просвирина И.И.,
к.э.н.,
доцент кафедры бухгалтерского учета и финансов
Южно-Уральского государственного университета

Опубликовано в номере: Финансовый менеджмент №4 / 2003

Акционерное законодательство на Западе прошло более чем столетний путь развития. К сожалению, это не стало гарантией стопроцентной защиты прав акционеров, и время от времени мир сотрясают скандалы — то с банкротствами вчера еще вполне благополучных компаний, то с вопиющим искажением финансовой отчетности. Уже очевидно, что в агентском конфликте не может быть одного и единственного победителя, и простое изменение законодательства лишь устраняет очередную лазейку для менеджеров, но не решает проблему глобально. Тем не менее поиск все новых способов повышения качества корпоративной информации продолжается.

В России за прошедшее с начала перестройки время сделано очень многое для становления корпоративного права. Вместе с тем иногда законодательство скорее защищает не акционеров, а менеджеров, их некомпетентность и злоупотребления. В то же время небольшие изменения соответствующих норм права могли бы решить эту проблему. В данной статье рассматривается один из центральных показателей акционерного законодательства — чистые активы: какую роль играют они в защите прав акционеров, обеспечивают ли они акционеров адекватной информацией?

О своевременности постановки этого вопроса свидетельствует недавний пересмотр порядка расчета чистых активов: взамен приказа Минфина России и ФКЦБ от 5 августа 1996 года № 71/149 принят приказ от 29 января 2003 года № 10н/03-6/пз «Об утверждении Порядка оценки стоимости чистых активов акционерных обществ». Журнал «Финансовый менеджмент» за последнее время неоднократно публиковал статьи, так или иначе посвященные чистым активам. Данную статью можно рассматривать как продолжение и углубление этой темы; на первом плане — позиция собственников-акционеров.

О теоретической сущности показателя «чистые активы»

Практика использования показателя «чистые активы» обнаруживает 2 подхода к его содержанию. Назовем их условно «бухгалтерским» и «рыночным». Дальнейшие пояснения подтвердят целесообразность этого разграничения. В первом случае расчет стоимости чистых активов производится на основе бухгалтерского баланса и совпадает со стоимостью собственного (акционерного) капитала: «Собственный капитал представляет собой разность между активами корпорации и ее кредиторской задолженностью. Нередко он носит название чистых активов корпорации» [3, с. 479]. Не расходится с этим представлением определение собственного капитала в МСФО как остаточного интереса в активах предприятия после вычета всех обязательств [12, с. 20]. На рис. 1 представлена схема, иллюстрирующая порядок расчета величины чистых активов и ее совпадение с величиной собственного капитала.

порядок расчета величины текущих активов

Рис. 1. Схема расчета величины чистых активов

Условные обозначения:

ВОА — внеоборотные активы;
ОА — оборотные активы;
ЗУ — задолженность учредителей;
ВА — выкупленные собственные акции;
УК — уставный капитал;
ДК — добавочный капитал;
П — накопленная нераспределенная прибыль;
ДО — долгосрочные обязательства;
КО — краткосрочные обязательства;
ДБП — доходы будущих периодов;
ЧА — чистые активы;
СК — собственный капитал.


Возникает вопрос, почему собственный капитал определяется не самостоятельно, а через другие статьи баланса? Хендриксен и Ван Бреда считают, что собственный капитал невозможно определить независимо, поскольку существуют такие комбинированные инструменты, как конвертируемые облигации, которые по некоторым характеристикам можно отнести к собственному капиталу [3, с. 479]. Добавим к этому, что в ряде случаев и привилегированные акции (это не относится к конвертируемым привилегированным акциям) рекомендуется относить к долгосрочному долгу в силу ряда их характеристик: отсутствие права голоса, фиксированный дивиденд, первоочередное право на получение дивиденда и доли при ликвидации компании [5, с. 309; 6, с. 15; 7, с. 193]. Более того, К.Уолш отмечает, что в свое время привлечение денежных средств через выпуск привилегированных акций было популярным способом финансирования компании, однако сейчас к нему прибегают в основном только тогда, когда возникают какие-то особые ситуации [5, с. 308]. Причиной является неопределенность этого инструмента в смысле предоставляемых акционеру прав.

Однако вернемся к МСФО. Как известно, этими стандартами не задается жесткая форма балансового отчета; компания может выбрать вертикальную или горизонтальную форму представления баланса. Традиционной формой представления балансовых данных является горизонтальная, называемая также «американским форматом» [8, с. 30]. В этом случае валютой баланса является совокупная стоимость активов, равная по величине совокупной стоимости капитала и обязательств. Балансовое уравнение выглядит следующим образом (формула 1).

А = К + О, ( 1 ), где:

А — совокупные активы (Total assets),
К — собственный капитал (Equity),
О — обязательства (Debts).

Возможна также вертикальная форма представления балансовых данных (британский, или европейский, формат), в которой из рассмотрения исключаются текущие обязательства как отдельный элемент баланса; на их величину уменьшается валюта баланса [8, с. 31; 9, с.40] Неизбежным следствием такого подхода является введение понятий «чистые оборотные активы», или работающего капитала (Working capital), и «чистые активы» (Net assets value), поскольку изменяется формула балансового уравнения. В таблице 1 представлена укрупненная модель вертикального балансового отчета, в формуле 2 — соответствующее балансовое равенство.

Таблица 1

Наименование статьи
Сумма

Краткосрочные активы

 
Чистые оборотные активы, или работающий капитал (краткосрочные активы за вычетом краткосрочных обязательств)  
Совокупные активы за вычетом краткосрочных обязательств  
Долгосрочные обязательства  
Чистые активы (совокупные активы за вычетом совокупных обязательств)  
Собственный капитал (финансирование чистых активов)  
В том числе:  
- акционерный капитал  
- накопленная прибыль  
- резервы  
- майнорити (средства меньшинства)  

ЧА = СК, (2), где:

ЧА — чистые активы;
СК — собственный капитал.

Подобное представление балансовых данных имеет следующее значение: во-первых, акционеры имеют возможность сразу видеть сумму принадлежащих им средств; во-вторых, помогает уяснить, для чего необходимо вводить понятие чистых активов, если по величине они полностью совпадает с собственным капиталом. Такой вопрос задают, в частности, В. Новодворский и В. Марин [10, с.53]. Ответим на этот вопрос так: собственный капитал — это элемент финансовой отчетности, показываемый по пассивной стороне баланса, по активной же стороне ему соответствует часть имущества, сформированного за счет собственного капитала. Совпадение чистых активов и собственного капитала по величине не означает, что одно понятие можно заменить другим, поскольку по содержанию они качественно отличаются: собственный капитал имеет свой поэлементный состав (табл. 1 и рис. 1), чистые активы — совершенно иной, вытекающий из состава имущества компании. Если не отходить от теорий классических финансов, то наиболее вероятным имущественным наполнением чистых активов должны быть внеоборотные активы. В табл. 2 представлен «идеальный» баланс, построенный в соответствии с «золотыми правилами» финансирования [11, с. 321].

Таблица 2

Баланс, идеально соответствующий «золотым правилам» финансирования

Основной капитал (инвестиции)

Оборотный капитал (без кредитов поставщиков)

Собственный капитал (акции, резервы, прибыль)
Высоколиквидные активы Краткосрочные кредиты

Опираясь на вышесказанное, можно определить чистые активы как часть активов компании, сформированную за счет собственного капитала, то есть средств, принадлежащих акционерам. Вследствие этого, акционеры могут претендовать (при ликвидации общества) именно на эту часть активов. Мировой практике известны даже варианты прямого закрепления определенных видов активов за конкретной частью собственного капитала, прежде всего резервами. В этом случае возникают резервы, имеющие специальное покрытие и отражаемые в балансе двумя статьями — активной и пассивной. Например, в активе возникает статья «гарантированные процентные бумаги, принадлежащие такому-то капиталу» [12, с.158]. На первый взгляд, эта практика идет вразрез с классическими правилами финансирования, согласно которым представление о вещественном содержании чистых активов можно получить путем последовательного вычитания из стоимости активов сначала наиболее ликвидных активов, затем — все менее и менее ликвидных до момента, пока не будут исчерпаны все обязательства, а стоимость активов не сравняется со стоимостью собственного капитала. Это будет означать, что требования кредиторов всех очередей удовлетворены «продажей» достаточно ликвидных активов. В этом случае на долю акционеров-владельцев обыкновенных акций всегда приходятся наименее ликвидные активы. Известно, что низкая степень ликвидности означает не только сложность реализации актива в короткие сроки, но и высокие издержки реализации и возможную потерю части стоимости. Все это — составляющие финансового риска, который добровольно берет на себя инвестор, когда приобретает обыкновенные акции. В этом смысле закрепление конкретных высоколиквидных активов за определенной частью собственного капитала является гарантией того, что эти средства не будут использованы на текущие цели (финансирование роста продаж, например) и служит дополнительной защитой для кредиторов. А это вполне соответствует классическим подходам к финансированию деятельности компаний.
В завершение рассмотрения бухгалтерского подхода к определению понятия чистых активов приведем показатели чистых активов, обеспечивающих ценные бумаги компании и имеющих общее название — «чистая балансовая стоимость ценных бумаг компании» (Net asset value of the company’s securities) [13, с. 20-22]. В расчете этих показателей находит свое выражение различная очередность удовлетворения обязательств владельцам разных ценных бумаг (табл. 3). Как видим, единственный показатель чистых активов не способен учесть тонкости всех способов формирования капитала компании и требует дополнительных пояснений о составе собственного капитала, принимаемого в расчет чистых активов.

Таблица 3

Расчет показателей чистых активов компании (условный пример)

Статья балансового отчета
Сумма, руб.
1. Совокупные активы
12 600
2. Краткосрочные обязательства
2 200
3. Долгосрочные активы (за исключением облигаций)
1000
4. Чистые активы, обеспечивающие облигации (совокупные активы за вычетом краткосрочных и долгосрочных обязательств, за исключением облигаций)
9400
5. Облигации в обращении
3500
6. Чистые активы, обеспечивающие привилегированные акции (совокупные активы за вычетом всех обязательств)
5900
7. Привилегированные акции в обращении
800
8. Чистые активы, обеспечивающие обыкновенные акции (остаток активов после вычета всех обязательств и привилегированных акций в обращении)
5100


Очевидно, что наиболее полно соответствует содержанию собственного капитала последний из рассчитанных показателей чистых активов (если облигации и привилегированные акции не являются конвертируемыми в обыкновенные акции): собственники, которые принимают на себя наиболее полный финансовый риск, действительно претендуют на остаток активов после удовлетворения требований всех предыдущих очередей. Этот остаток не гарантирует даже возмещения номинальной стоимости акций, не говоря уже об их рыночной стоимости, по которой они могли быть приобретены. Поэтому на основе стоимости чистых активов, обеспечивающих обыкновенные акции, рассчитывают показатель «чистая балансовая стоимость активов на одну обыкновенную акцию», который сигнализирует акционерам о росте или сокращении их капитала, а также о соотношении балансовой (исторической) и рыночной стоимости акции. Таким образом, бухгалтерский подход к определению стоимости чистых активов основан на использовании бухгалтерского баланса, а величина чистых активов полностью зависит от оценки различных статей активов и пассивов.

Рыночный подход к определению стоимости чистых активов основан на использовании рыночной стоимости имущества. Такой подход чаще всего практикуется в оценочной деятельности. Метод чистых активов (или накопления активов) является одной из разновидностей имущественного (затратного) метода оценки стоимости компаний. Приведем несколько определений чистых активов, отвечающих этому подходу. Так, Шарп, Александер и Бейли пишут: «Чистая стоимость активов — это рыночная стоимость активов … за вычетом всех обязательств» [14, с. 984]. В.В. Ковалев использует следующее определение: «Рассчитывается величина чистых активов, то есть из рыночной оценки активов вычитается вся кредиторская задолженность» [15, с. 71], С.В. Валдайцев — следующее: «Метод накопления активов (оценки накопленных предприятием активов) … предполагает оценку рыночной стоимости предприятия по рыночной … стоимости его имущества, очищенной от стоимости задолженности предприятия» [16, с. 286].

Как видим, внешний вид формулы чистых активов по сравнению с бухгалтерским расчетом совпадает, но изменяются содержание и оценка каждой статьи, принимаемой в расчет чистых активов, а также сам результат расчетов. Причем суть метода не в механическом замещении балансовой стоимости какого-либо актива его текущей рыночной стоимостью. Каждая статья активов и обязательств оценивается по составу для выделения действующих и недействующих, качественных и некачественных элементов. Подходы к оценке реальных активов (земли, оборудования, запасов), финансовых активов (ценных бумаг и банковских депозитов), нематериальных активов, дебиторской задолженности, обязательств совершенно разные, как того и требуют качественные различия между этими элементами. Такой расчет стоимости чистых активов представляет собой большую дорогостоящую работу, поэтому применяется в тех случаях, когда это действительно необходимо (например, продажа или ликвидация компании). Для действующего предприятия регулярный расчет такой стоимости вряд ли возможен, хотя и обеспечил бы акционеров более достоверной информацией о стоимости их капитала.

Зададимся вопросом: можно ли утверждать, что один из этих подходов более адекватен природе собственного капитала, чем другой? На наш взгляд, на этот вопрос следует ответить положительно, если полагать, что собственный капитал имеет остаточную природу и не может быть рассчитан независимо. Дело в том, что в бухгалтерском балансе в силу двойной записи ни теоретически, ни практически сумма чистых активов не может не совпасть с суммой уставного капитала. Всегда есть возможность рассчитать сумму собственного капитала не косвенно, через стоимость активов и обязательств, а прямо, складывая бухгалтерскую стоимость каждого из его элементов, учтенных в балансе. Исходя из балансового равенства, стоимость активов, оставшихся после вычета обязательств, всегда будет соответствовать стоимости собственного капитала. Как видим, остаточная природа собственного капитала здесь провозглашается, но утрачена в связи с применением бухгалтерских правил. И. Богатая приводит 6 экономических ситуаций, которые автор характеризует от «расширенного воспроизводства и эффективного использования собственности» до «полного проедания уставного капитала и неэффективного использования собственности». В лучшей из этих ситуаций чистые активы превышали уставный капитал, в случае простого воспроизводства чистые активы оставались равны уставному капиталу, а в четырех оставшихся случаях чистые активы были всегда менее уставного капитала, но их значение изменялось от отрицательного до положительного. И во всех ситуациях отмечается равенство «совокупных чистых активов» и «совокупных чистых пассивов», то есть собственного капитала [17, с. 19-21].

Напротив, в случае расчета рыночной стоимости чистых активов на первый план выступают не правила, уравнивающие актив и пассив, а оценка реальной стоимости активов независимо от суммы соответствующих обязательств. В реальной жизни стоимость активов изменяется по своим законам, а стоимость обязательств — по другим. Поэтому совершенно естественно, когда собственный капитал как сумма обязательств перед акционерами по балансу не совпадает с величиной активов, обеспечивающих эти обязательства. Здесь и обнаруживает себя истинная остаточная, то есть не определяемая самостоятельно, сумма собственного капитала: средства акционеров равны тому, чего стоят активы их компании после удовлетворения всех обязательств. В балансе же показывается учетная сумма собственного капитала, не имеющая остаточного характера и не отражающая действительной суммы средств, принадлежащих акционерам. Между тем каждая из оценок находит свое применение на практике.

Следовательно, остаточная природа собственного капитала и соответствующих чистых активов заключается не столько в том, что существуют комбинированные активы, размывающие грань между акционерной собственностью и долгом, сколько в рисковой природе инвестиций в акции: инвесторам принадлежит все, что заработала компания их капиталом. Стоимость этого капитала ежедневно изменяется в силу того, что к нему присоединяются прибыли или убытки, также меняется соответствующая часть активов. Только владельцам обыкновенных акций неизвестно, сколько они заработают; капитал остальных инвесторов прирастает фиксированно, на заранее определенную в кредитном договоре или проспекте эмиссии величину. Поэтому величина этого капитала может быть рассчитана непосредственно (на любой момент времени), а величина акционерного капитала — только как остаток. Как видим, исходя из этой точки зрения, капитал, сформированный привилегированными акциями, является обязательством, а не элементом собственного капитала.

Использование показателя чистых активов в российском акционерном законодательстве

Гражданский Кодекс РФ, Федеральный закон «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995 г. (в редакции Федерального закона от 7 августа 2001 г.) наделяют показатель чистых активов большими «полномочиями»; по сути, это сигнал о благополучии или неудачах акционерного общества, на основании которого акционер может оценивать действия менеджмента и принимать свои решения. Основные нормы, содержащие требования к показателю чистых активов, заключены в статьях 28, 35, 43, 73 указанного закона. При этом подразумевается, что данный показатель объективно будет способствовать если не приумножению, то хотя бы сохранению капитала компании. Очевидно, именно указанные правовые нормы дают основание считать, что «механизм отечественной концепции поддержания капитала базируется на понятии чистых активов, стоимость которых представляет собой стоимость активов организации за вычетом обязательств» [10, с. 53]. Нет сомнения в том, что ФЗ «Об акционерных обществах» является единственным документом, где обнаруживает себя российская концепция поддержания капитала. Но поддерживает ли на самом деле эта концепция капитал акционерных обществ, а если поддерживает — то какой именно капитал и каким образом?
В первой части настоящей статьи показано, как рассчитываются бухгалтерская и рыночная стоимость чистых активов. ФЗ «Об акционерных обществах» (ст. 35) устанавливает, что, с одной стороны, чистые активы рассчитываются по данным бухгалтерского баланса, то есть речь идет о бухгалтерской стоимости чистых активов. С другой стороны, предусматривается особенный порядок их расчета, разрабатываемый Минфином России и ФКЦБ. Этот порядок не предусматривает совпадение показателей чистых активов и собственного капитала. Наиболее существенные расхождения в расчете, действовавшем до марта 2003 г. (Приказ Минфина России и ФКЦБ от 5 августа 1996 г. № 71/149), были вызваны:

а) отнесением на собственный капитал статьи «Доходы будущих периодов»;
б) исключением из собственного капитала целевого финансирования и поступлений и оценочных резервов.

Расхождения также возможны были в силу некоторых ограничений состава нематериальных активов, исключением из суммы активов стоимости выкупленных собственных акций общества и задолженности учредителей по взносам в уставный капитал.

Как видим, указанным документом была сделана попытка несколько приблизиться к реальной величине собственного капитала. Однако мы также видели, что для расчета реальной величины собственного капитала требуется рассчитать рыночную стоимость чистых активов, в основе которой лежит рыночная оценка всех активов и обязательств организации. Поэтому методика расчета Минфина России и ФКЦБ представляла собой некий промежуточный вариант между двумя рассматриваемыми нами подходами к оценке стоимости чистых активов.

Новый порядок расчета чистых активов (приказ Минфина России и ФКЦБ № 10н/03-6/пз от 29 января 2003 г.) разработан в связи с существенными изменениями, происшедшими в бухгалтерском учете, а также претерпел несколько изменений по существу. Так, сохранились только три поправки, которые могут вызвать расхождение между бухгалтерской стоимостью собственного капитала и стоимостью чистых активов, а именно:

а) исключение из стоимости активов суммы задолженности учредителей по взносам в уставный капитал;
б) исключение из стоимости активов суммы фактических затрат по приобретению и выкупу собственных акций у акционеров;
в) исключение из величины пассивов, принимаемых к расчету, величины доходов будущих периодов.

На рис. 1 эти элементы выделены черным; чистые активы «по-российски» не совпадут с величиной собственного капитала, поскольку для этого доходы будущих периодов должны совпасть с суммой задолженности учредителей и выкупленных собственных акций.

Рассмотрим, как влияют эти поправки на действие норм ФЗ «Об акционерных обществах», связанных с чистыми активами. Основное требование к размеру чистых активов заключено в ст. 35: общество обязано уменьшить уставный капитал, если стоимость его чистых активов на конец второго и каждого последующего года деятельности станет ниже уставного капитала, и объявить о своей ликвидации, если стоимость чистых активов станет меньше минимального размера уставного капитала, указанного в ст. 26. Статьей 34 указанного закона предусмотрено требование оплаты акций общества, распределенных при его учреждении, в течение года с момента государственной регистрации общества. В противном случае право собственности на неоплаченные акции переходит к обществу, которое в течение года обязано их реализовать или объявить об уменьшении уставного капитала. Если же общество не примет этого решения, уполномоченные органы вправе предъявить иск о ликвидации этого общества. Таким образом, у общества есть 2 года плюс «разумный срок» для принятия решения об уменьшении уставного капитала, чтобы исчерпать вопрос о неоплате акций учредителями.

Требование о чистых активах (ст. 35) начинает действовать только по окончании второго финансового года. Но на конец второго финансового года строки в балансе «задолженность участников (учредителей) по взносам в уставный капитал» в силу ст. 34 просто не может быть, поскольку возникает иной актив — «собственные акции, выкупленные у акционеров». Исходя из этого, санкции ст. 35 не смогут возникнуть на основании уменьшения величины чистых активов на сумму не оплаченных акционерами акций; эти нормы закона расходятся во времени.

Далее между этими статьями возникает настоящее противоречие. С одной стороны, общество имеет 2 года и «разумный срок» для существования с неоплаченным уставным капиталом; с другой стороны, на конец 2-го года начинает действовать требование ст. 35, и, если заработанная за этот небольшой срок прибыль не покроет неоплаченную часть уставного капитала, общество обязано принимать решение об уменьшении уставного капитала или ликвидации. Так, например, если общество создано в декабре 2001 г., то в силу ст. 34 оно может реализовывать неоплаченные учредителями акции до декабря 2003 г. и лишь затем решать вопрос об уменьшении уставного капитала. В силу же ст. 35 уже после подготовки баланса за 2002 г. и расчета на его основе стоимости чистых активов может выясниться, что общество должно либо уменьшать уставный капитал, либо ликвидироваться. Последнее, без сомнения, противоречит логике: нельзя уменьшать уставный капитал или ликвидироваться, потому что нельзя будет продать акции. Поэтому приоритет будет иметь ст. 34: если размер чистых активов меньше уставного капитала по причине неоплаты акций учредителями, то в конце второго года деятельности уменьшать уставный капитал или ликвидироваться общество не должно, а на конец третьего (и дальше) года деятельности ни неоплаченных, ни перешедших по этой причине в собственность общества акций у общества (значит, и в его балансе) в силу закона уже не может быть. Следовательно, исключение из стоимости чистых активов суммы не оплаченных учредителями акций в целях защиты прав акционеров не требуется. Тогда зачем нужно это делать?

Рассмотрим другие ситуации. Приобретение собственных акций может осуществляться обществом с целью последующего уменьшения уставного капитала или их дальнейшей реализации в течение одного года. При определении возможного количества приобретаемых акций действуют ограничения, установленные ст. 73 ФЗ «Об акционерных обществах»: уставный капитал должен быть полностью оплачен, в результате приобретения своих акций общество не должно приобрести признаки несостоятельности, стоимость чистых активов не должна стать меньше суммы его уставного капитала, резервного фонда и превышения ликвидационной стоимости привилегированных акций над их номинальной стоимостью. Таким образом, приобретенных по основаниям ст. 72 собственных акций никогда не будет столько, чтобы нарушилось требование ст. 35.

Есть еще случай выкупа собственных акций по требованию акционеров (ст. 76). Закон дает срок в один год для реализации этих акций, в противном случае объявляется уменьшение его уставного капитала. Наблюдаем то же, что и в случае со ст. 34: если на дату составления бухгалтерского баланса выпадает период, в течение которого эти акции подлежат реализации, а стоимость чистых активов не удовлетворяет нормам ст. 35, то приоритет имеет ст. 76, и общество не должно уменьшать уставный капитал до истечения срока в один год, данного для реализации акций.

Таким образом, две первые поправки к бухгалтерской стоимости собственного капитала никогда не уменьшат его величину в том смысле, в каком подразумевается ст/ 35. Рассмотрим далее, как действует третья поправка к стоимости собственного капитала при расчете чистых активов. Доходы будущих периодов — довольно «разномастная» статья; в нее включаются суммы, поступившие в счет оплаты аренды, коммунальных, транспортных и прочих услуг, которые будут оказаны в будущих периодах, суммы недостач, присужденные судом к взысканию, средства целевого финансирования, если они расходуются в процессе деятельности. По методике Минфина России и ФКЦБ подразумевается, что при расчете чистых активов собственный капитал должен быть увеличен на эти суммы. Покажем, что это существенно, а главное, необоснованно увеличивает действительную величину принадлежащих акционерам средств.

При поступлении от виновных лиц сумм недостач соответственно уменьшается счет доходов будущих периодов, но увеличивается счет прочих доходов и расходов, а значит, и отражается прибыль отчетного периода в отчете о прибылях и убытках, а затем, не распределенная ее часть увеличивает собственный капитал общества в балансе. Только эта сумма реально увеличит чистые активы общества на конец отчетного периода. По методике Минфина России и ФКЦБ к чистым активам следует еще прибавить и остаток суммы доходов будущих периодов! Та же операция происходит в следующем периоде и так далее до полного превращения будущего дохода в доход отчетного периода. Приведем простой пример. В отчетном году выявлена недостача в 1000 руб., суд признал вину обвиняемого, и в балансе появились доходы будущих периодов — 1000 руб. Допустим, виновное лицо погасило недостачу в отчетном периоде в сумме 600 руб. Эта сумма отражается как прочий доход периода, возникает прибыль, и, если не учитывать возможное налогообложение и распределение прибыли на дивиденды, на 600 руб. увеличивается собственный капитал общества. Доходы будущих периодов сократятся до 400 руб., и мы их тоже прибавим к чистым активам. С какой целью? Ведь в следующем периоде, когда виновное лицо погасит еще 400 руб., собственные средства восстановятся на эту величину. Установленный официальными органами порядок спешит признать капиталом будущий негарантированный доход. Вопрос о том, отвечает ли это интересам акционеров, по-видимому, является риторическим.

Аналогичная ситуация происходит с целевыми бюджетными (безвозмездными) поступлениями. Сумма доходов будущих периодов в этой части также постепенно, по мере финансирования определенных расходов (например, в сумме амортизации или материальных расходов) будет списана на доходы отчетных периодов, что в конечном счете увеличит прибыль общества и его собственный капитал. Почему же не учитывать потенциальные доходы в составе чистых активов в тех периодах, когда они станут реальными?

Еще более неадекватна ситуация, когда речь идет о доходах будущих периодов, представленных поступлениями в счет оказания будущих услуг. В этом случае фактическое оказание услуг не только увеличивает доходы отчетного периода, но и создает соответствующие расходы, и реально чистые активы увеличатся только на сумму прибыли от оказания услуг. Возможно, прибыли не будет вообще или возникнет убыток. Возможно, договор будет расторгнут и полученные деньги придется вернуть. На каком же основании увеличивать чистые активы на сумму даже не будущей прибыли, а будущей выручки?

В попытке ответить на поставленные вопросы мы пришли к выводу, что создатели документа были смущены тем, что доходы будущих периодов отражаются как краткосрочные обязательства, в чем, возможно, увидели несоответствие и поспешили уменьшить обязательства на эту сумму в расчете чистых активов. Однако «характерной чертой этих статей являются обязательства, хотя, как в случае авансовых платежей и роялти, они могут внести свой вклад в доход компании» [7, с. 182]. Обязательства означают, что их урегулирование должно привести к оттоку актива [9, с. 11]. Так и происходит: чтобы уменьшить доходы будущих периодов, нужно предоставить услуги в счет поступивших авансовых платежей, списать дебиторскую задолженность лиц, виновных в недостаче, израсходовать на указанные цели суммы целевых безвозмездных поступлений (то есть списать часть активов на расходы). При этом вначале происходит отток актива, затем сокращается обязательство (статья «доходы будущих периодов»). Наконец, следует отметить, что включение доходов будущих периодов в состав обязательств нисколько не уменьшает чистые активы на конец финансового года, поскольку возникновение доходов будущих периодов одновременно уравновешивается соответствующими активами. Более того, эта статья и возникает для того, чтобы уравновесить полученные активы источниками финансирования, иначе не будет баланса. При этом иного источника не может возникнуть: эти доходы не являются прибылью, остающейся в распоряжении общества (но именно так нам предлагают считать в методике расчета чистых активов), потому что при использовании этого источника могут возникнуть расходы, налоги и дивиденды. К прочим доходам эти суммы также нельзя отнести, иначе сразу придется формировать финансовый результат, а соответствующие расходы еще не возникли, и сумма налогов будет завышена.

Каковы последствия увеличения чистых активов общества на сумму будущих доходов для общества и для акционеров? Для ответа на этот вопрос представим показатель чистых активов в виде простейшей модели — суммы нескольких элементов:

ЧА = СК – ЗУ – ВА + ДБП, (3), где:

СК — бухгалтерская стоимость собственного капитала;
ЗУ — задолженность учредителей;
ВА — выкупленные собственные акции;
ДБП — доходы будущих периодов.

В свою очередь, собственный капитал состоит из элементов:

СК = УК + ДК + Р + П, (4), где

УК — уставный капитал;
ДК — добавочный капитал;
Р — резервы и фонды;
П — общая сумма накопленной нераспределенной прибыли.

Если подставить значение собственного капитала в формулу чистых активов, то получим, что ЧА < УК (требование ст. 35 ФЗ «Об акционерных обществах») в случае, когда ДК + Р + П + ДБП – ЗУ – ВА < 0. В целях понимания сущности этого соотношения два последних элемента можно опустить. С практической точки зрения эти данные тоже не играют роли: из представленного в табл. 6 (см. в журнале) массива данных по реальным акционерным обществам только одна компания имела существенное значение суммы выкупленных собственных акций. У остальных обществ расхождение между бухгалтерской стоимостью собственного капитала и чистыми активами совпадает с суммой доходов будущих периодов. Получается, что особый порядок расчета чистых активов реально приводит только к увеличению собственного капитала на сумму доходов будущих периодов! Между тем эти суммы, как видно из табл. 6 (см. в журнале), могут быть весьма значительны.

Получается, что ЧА < УК, когда ДК + Р + ДБП + П < 0, или убыток (отрицательная прибыль) больше, чем сумма добавленного капитала, резервов и доходов будущих периодов. Только после того как «проедены» добавочный капитал, резервы, да еще и доходы будущих периодов, общество обязано уменьшать уставный капитал и тем самым подавать сигнал акционерам, что не все благополучно. Тому, какую роль здесь играет добавочный капитал, посвящен последний раздел статьи. Корректировка же собственного капитала на доходы будущих периодов при расчете чистых активов позволяет увеличить размер возможного убытка ровно на эту сумму без применения санкций со стороны акционерного законодательства. Рис. 1 позволяет увидеть сказанное наглядно.

Таким образом, совершенно очевидно, что в целях расчета чистых активов будущие доходы нужно учитывать в том периоде, когда они уже списаны на счета продаж или прочих доходов и сформирован финансовый результат отчетного периода, т. е. когда они вошли в состав собственного капитала в виде части прибыли за отчетный период.
Подведем итог анализа взаимодействия расчета чистых активов и ст. 35 ФЗ «Об акционерных обществах». Чистые активы не могут в силу закона (в целях, предусмотренных данным законом) уменьшиться по причине неоплаты акций учредителями, выкупа обществом собственных акций и не должны в силу экономических причин увеличиться по причине наличия в балансе расходов будущих периодов. Особый расчет, который предлагают Минфина России и ФКЦБ, бесполезен в части двух первых корректировок величины собственного капитала и вреден в части корректировки его на сумму доходов будущих периодов. Ситуация с защитой прав акционеров улучшится, если в ст. 35 будет записано: «Под чистыми активами общества понимается разность между активами и обязательствами общества, т.е. бухгалтерская величина собственного капитала», без ссылок на отдельный порядок расчета.

Чистые активы рассчитываются не только для обеспечения требований ст. 35 ФЗ «Об акционерных обществах», но и в целях увеличения уставного капитала за счет имущества общества (ст. 28), при принятии решения о выплате дивидендов (ст. 43), определения количества приобретаемых собственных акций (с. 73). В этих случаях закон гарантирует сохранение не только уставного капитала, но и созданных резервных фондов, а при выплате дивидендов и приобретении собственных акций — еще и разницы между ликвидационной и номинальной стоимостью привилегированных акций. Есть ли какой-то смысл в данном случае исключать из стоимости чистых активов задолженность учредителей по оплате акций и стоимость приобретенных или выкупленных собственных акций? Задолженность учредителей не будет играть никакой роли, так как в случае с выплатой дивидендов и приобретением собственных акций предусмотрен прямой запрет на эти действия до полной оплаты уставного капитала, а увеличение уставного капитала до его полной оплаты невозможно в силу п. 2 ст. 100 ГК РФ. Как трактовать «полную оплату всего уставного капитала»? С одной стороны, когда в ФЗ «Об акционерных обществах» имеется в виду уставный капитал, образованный при учреждении общества, законодатель применяет формулировку «полная (неполная) оплата акций, распределенных при его учреждении» (ст. 34).

Под уставным же капиталом в законе имеется в виду и капитал, образованный при учреждении, и капитал, образованный эмиссией дополнительных акций. Поэтому, если общество имеет приобретенные или выкупленные у акционеров, но временно не реализованные собственные акции, уставный капитал нельзя считать оплаченным полностью. То же можно сказать о случае, когда принято решение об увеличении уставного капитала путем размещения дополнительных акций, но период размещения еще не завершен и отчет о выпуске не утвержден ФКЦБ. В пользу такой трактовки говорит и то, что по завершении сроков реализации или размещения акций на сумму нереализованных и неразмещенных уставный капитал подлежит уменьшению — именно потому, что он в этой части не оплачен. Такая трактовка дает основание считать, что ни выплата дивидендов, ни приобретение обществом своих акций невозможны, если на балансе уже есть собственные акции.

С другой стороны, статьи 34, 72 и 73 указывают, что акции, не оплаченные учредителями в срок и перешедшие в собственность к обществу, приобретенные или выкупленные у акционеров, но не реализованные в течение одного года, «не предоставляют право голоса, не учитываются при подсчете голосов, по ним не начисляются дивиденды». Таким образом, закон допускает возможность начисления дивидендов (по всем остальным акциям, кроме указанных) даже тогда, когда на балансе общества есть собственные акции, в том числе не оплаченные учредителями в срок. На наш взгляд, это явное противоречие в законе: уставный капитал или оплачен, или не оплачен, и через некоторое время поэтому должен быть уменьшен.
Если принять такую точку зрения, то общество увеличивает уставный капитал, приобретает собственные акции и выплачивает дивиденды только тогда, когда нет на балансе собственных акций. В связи с этим чистые активы, рассчитываемые в целях обеспечения требований статей 28, 43 и 73, не могут быть уменьшены на сумму затрат по выкупу собственных акций. Получается, что в целях статей закона, где требуется обеспечить сохранение капитала, особый расчет чистых активов ничего не даст, поскольку чистые активы совпадут с бухгалтерской стоимостью собственного капитала.

Если же предположить, что выплата дивидендов и приобретение собственных акций возможны и в случае, когда общество уже имеет собственные акции на балансе, возникает необходимость уменьшить стоимость чистых активов на сумму собственных акций. Проанализируем эту ситуацию для случая принятия решения о выплате дивидендов. В табл. 4 приведен условный пример, показывающий, как работают нормы ст. 43. В таблице отражается изменение состояния капитала акционерного общества в результате принятия решения о выплате и выплаты дивидендов. Ситуации 2, 3, 4 и 5 показывают действие ограничений, устанавливаемых этой статьей, в случае, когда нет приобретенных или выкупленных у акционеров собственных акций, 6 и 7 — когда такие акции есть. Поэтому в ситуации 6 на стоимость этих акций должен возрасти собственный капитал, иначе ограничение по величине чистых активов не пройдет. Собственный капитал может возрасти только за счет отказа от дивидендов и увеличения прибыли, остающейся в распоряжении общества, ровно на стоимость выкупленных собственных акций. Что дает это акционерам, если не принимать в расчет, что рынок негативно реагирует на сокращение уровня дивидендов (тем более что на российском финансовом рынке еще не сложилась статистика выплаты дивидендов)? Смысл уменьшения стоимости чистых активов в том, чтобы предотвратить излишнее перераспределение прибыли в пользу акционеров, потому что находящиеся на балансе собственные акции могут быть не реализованы обществом в установленный срок и придется уменьшать уставный капитал. Размер чистых активов при этом будет поддержан дополнительной прибылью в размере стоимости выкупленных собственных акций. Это своего рода резерв под возможное уменьшение размера уставного капитала, который создается с целью сохранения капитала общества.

Итак, уменьшение чистых активов на сумму выкупленных собственных акций общества, с одной стороны, позволяет сохранить размер собственного капитала после уменьшения уставного капитала на сумму нереализованных собственных акций, с другой стороны, это никоим образом не спасает общество от процедуры уменьшения уставного капитала со всеми вытекающими из нее отрицательными последствиями. Но все же следует признать, что общество имеет источник для будущего увеличения уставного капитала ровно на сумму его вынужденного уменьшения — это чистая прибыль, «зарезервированная» в целях сохранения капитала общества.

Таблица 4

Изменения состояния капитала АО в бухгалтерском балансе в результате принятия решения о выплате дивидендов (условный пример)

Изменение состояния капитала

Примечания.

1. Исходные данные.
2. За 2002 г. получена прибыль в размере 80 тыс. руб.; 5% направлено в резервный фонд в соответствии с законодательством.
3. Баланс, составленный для обоснования решения о выплате дивидендов в размере 50 тыс. руб.: ЧА = 1210 тыс. руб.; поскольку 1210 < 1200 + 14, дивиденды могут быть выплачены в размере не более 46 тыс. руб.
4. Баланс после принятия решения о выплате дивидендов в размере 46 тыс. руб.
5. Баланс после выплаты дивидендов в размере 46 тыс. руб.
6. Баланс после принятия решения о выплате дивидендов в размере 36 тыс. руб.
7. Баланс после выплаты дивидендов и уменьшения уставного капитала на стоимость нереализованных собственных акций.

Таким образом, наш анализ показал, что смысл имеет только одна из предложенных поправок к бухгалтерской стоимости собственного капитала при расчете чистых активов по методике Минфина России и ФКЦБ (и то только в достаточно спорном случае, когда при наличии выкупленных собственных акций уставный капитал считается оплаченным полностью). На наш взгляд, ради этого нет необходимости изобретать особый показатель чистых активов, отличающийся по содержанию и величине от стоимости собственного капитала. Достаточно в п. 4 ст. 43 ФЗ «Об акционерных обществах» сделать небольшое дополнение (выделено): «если на день выплаты (дивидендов. — И.П.) стоимость собственного капитала (чистых активов) общества меньше суммы его уставного капитала за вычетом стоимости приобретенных (выкупленных) собственных акций у акционеров, резервного фонда и превышения над номинальной стоимостью определенной уставом общества ликвидационной стоимости размещенных привилегированных акций… (далее по тексту)». Становится понятно, сохранение каких элементов собственного капитала поддерживается данной нормой закона. Аналогичные поправки можно внести в статьи 28 и 73. Однако предварительно необходимо сделать разъяснение о том, в каких случаях считать уставный капитал полностью оплаченным.

В данной части статьи с точки зрения защиты прав акционеров проанализировано взаимодействие различных статей ФЗ «Об акционерных обществах» и Порядка оценки стоимости чистых активов акционерных обществ, утвержденного Минфина России и ФКЦБ. Выводы следующие: во-первых, разрыв между стоимостью чистых активов и собственного капитала общества противоречит общепринятой финансовой теории и практике и существенно затрудняет понимание действия указанных норм закона акционерами (а не прозрачность ли информации для акционеров сейчас поднята на щит во всем мире!), во-вторых, в большинстве случаев предлагаемые корректировки не могут возникнуть в связи с приоритетом правовых норм с иным содержанием (табл. 5 (см. в журнале)), и, наконец, увеличение стоимости чистых активов на сумму доходов будущих периодов следует рассматривать как прямое искажение реальной суммы принадлежащих акционерам средств.

Роль добавочного капитала в поддержании капитала российских АО

Исходя из интересов акционеров, основной нормой защиты их прав является требование сохранения капитала на уровне не ниже уставного, заключенного в ст. 35 ФЗ «Об акционерных обществах». Единственной реальной причиной нарушения этой нормы может быть отрицательный финансовый результат хозяйственной деятельности общества, т. е. убытки (см. формулы (3), (4) и вывод о действии указанных соотношений). Что касается приобретения собственных акций и выплаты дивидендов, то, с одной стороны, эти случаи, как мы показали выше, защищены дополнительными нормами закона, с другой стороны, если даже эти решения приняты вопреки закону и размер собственного капитала стал меньше требуемого по закону, акционеры в результате этих действий получили денежную компенсацию или при продаже акций обществу, или при получении дивидендов. Такой же способ «проедания» капитала общества как убыток наносит акционерам прямой ущерб. Поэтому главное, от чего должен защищать закон акционеров, — это убыточная деятельность, за которой могут быть скрыты как непрофессионализм, так и злоупотребления служебным положением со стороны менеджеров. В этой части статьи мы проанализируем, насколько российское акционерное законодательство отвечает этим разумным требованиям.

Предлагаем вначале ознакомиться со структурой собственного капитала реальных российских компаний (табл. 6 (см. в журнале)). По совокупности представленных предприятий доля уставного капитала составляет 23,8%, добавочного капитала — 63,0%, резервов — 0,2% (без учета средств целевого финансирования и фондов социальной защиты, которые могут быть израсходованы на текущие цели), прибыли — 11,4%. Среди предприятий, имеющих соотношение ДК/УК < 1, 2/3 прибыльны, а среди предприятий, у которых добавочный капитал значительно превышает уставный, 2/3 убыточны. Превышение добавочного капитала над уставным может означать, что предприятия не заботятся об увеличении уставного капитала, привлечении внешнего инвестирования, зарабатывании прибыли для дальнейшего развития. Всего по совокупности убыточными являются 43% предприятий, из них 5 имеют отрицательное значение собственного капитала.

Добавочный капитал — преобладающая часть собственного капитала. Однако если в среднем по рассмотренным компаниям добавочный капитал в 3,37 раза превышает уставный, то по предприятиям эта величина изменяется от 0 до 2378 раз. Как известно, добавочный капитал включает два основных элемента — результаты переоценки основных средств и эмиссионный доход. В балансовом отчете не требуется выделение этих элементов, однако с большой степенью вероятности можно утверждать, что в балансах рассмотренных нами акционерных обществ добавочный капитал представлен суммой дооценки основных средств, возникшей в основном до 1996 г. В период гиперинфляции Министерством финансов неоднократно принимались решения о переоценке основных средств предприятий по установленным, одинаковым для всех коэффициентам. В результате в бухгалтерских балансах в строке «Добавочный капитал» появились огромные суммы, во много раз превышающие уставный капитал. Увеличивать за счет этих сумм уставный капитал было разрешено, однако долгое время акционеры, реально не ставшие богаче ни на копейку, должны были платить подоходный налог с суммы полученных дополнительно акций. Поэтому процесс увеличения уставного капитала за счет переоценки основных средств затормозился. В настоящее время взимание налога с подобных доходов акционеров прекращено, но акционерные общества почему-то не спешат с переводом сумм переоценки в уставный капитал. Из рассмотренных нами предприятий меньше половины имеют добавочный капитал, хотя бы сопоставимый по размеру с уставным, у остальных он значительно превосходит его. Есть ли причины, объясняющие эту ситуацию? Попробуем разобраться, зачем нужен добавочный капитал.

И международными, и российскими стандартами финансовой отчетности предусматривается, что компания имеет право как производить ежегодную переоценку основных средств, так и не производить ее вообще. Соответствующие записи должны быть сделаны в учетной политике. Из-за этого сумма собственного капитала может подвергаться существенным колебаниям. Предположим, что существуют две новые компании с аналогичными характеристиками: их уставный капитал оплачен полностью, основные средства в равной степени современны и производительны, приобретение или выкуп акций не производились, дивиденды не выплачивались, доходов будущих периодов нет. При таких предположениях стоимость чистых активов, рассчитанных по методике Минфина и ФКЦБ, совпадет с величиной собственного капитала. Рассмотрим 2 варианта: компании получают прибыль и компании получают убытки. В табл. 7 (см. в журнале) представлены условные данные. В первом случае темпы роста собственного капитала компании, производящей переоценку, значительно выше, чем у другой компании: 22,5% против 10 уже за первый год работы — и это только потому, что отличаются их учетные политики. Во втором случае (получены убытки) компания, производящая переоценку основных средств, имеет рост собственного капитала по сравнению с исходным балансом (несмотря на убыток), вторая компания показывает в балансовом отчете сокращение собственного капитала уже на конец второго года ее деятельности и далее, на конец третьего года.

Согласно ст. 35 ФЗ «Об акционерных обществах» компания, не производящая регулярную переоценку основных средств и получившая убытки, обязана объявить уменьшение уставного капитала, поскольку ее чистые активы (1150 тыс. руб.) стали меньше, чем уставный капитал. Мы видели, что деятельность компаний не отличалась ничем, кроме применяемой учетной политики. Однако одна из них подпадает под санкции законодательства, другая — нет. Разве в компании, применяющей переоценку, права акционеров защищены лучше? Разумеется, нет. Просто соблюдается формальное требование закона.

Из приведенных условных расчетов может быть сделан следующий вывод: переоценка и создание добавочного капитала создает дополнительный резерв, «подушку», в пределах которой можно безболезненно получать убытки. Теоретически компания, производящая переоценку, может показывать ежегодный убыток в размере суммы дополнительного добавочного капитала. Конечно, на практике ей потребуется для продолжения деятельности увеличить обязательства, и рано или поздно компания обанкротится. Однако с какой целью узаконивать неэффективный менеджмент, проедающий деньги акционеров?

Возможно, мы получили ответ на вопрос, почему реальные российские акционерные общества не переводят суммы добавочного капитала в уставный, предпочитая сохранять несколько «странный» баланс, в котором добавочный капитал иногда в сотни раз превышает уставный. Лишившись добавочного капитала, они лишаются (в условиях почти полного отсутствия резервного фонда, вопреки законодательству), такой «мягкой подушки», которая позволяет не заботиться о финансовых результатах вообще.
У этой ситуации есть и другая сторона. Если нормы ст. 35 предусматривали бы исключение добавочного капитала при расчете чистых активов, то акционерные общества постоянно чувствовали бы пресс угрозы применения к ним санкций этой статьи. Стало бы невыгодно прятать любыми способами прибыль, уходя от налогов, поскольку возникла бы реальная необходимость создания резервного фонда, да и сама прибыль стала бы нужна как задел для неблагоприятных периодов, когда убытки могут возникнуть в силу финансовых рисков любого бизнеса, а не по причине ухода от налогов.

Таким образом, рассуждения с точки зрения практики привели к выводу о том, что включение в состав чистых активов сумм переоценки основных средств при определении в акционерном законодательстве основных требований к сохранению капитала компании приводит к негативным экономическим последствиям: убыткам на уровне отдельного общества и потере налоговых поступлений от налогов на прибыль на уровне экономики в целом.

Рассмотрим теоретическую сторону вопроса. Концепция поддержания капитала российскими учеными еще не разработана и не зафиксирована в документах, однако в последнее время активно обсуждается. В основном преобладает мнение, что российская точка зрения близка к финансовой концепции поддержания капитала, хотя называют ее и юридической [10; 19]. Согласно МСФО в финансовой концепции капитал рассматривается как синоним чистых активов или собственного капитала [4, с.59]. Считается, что компания сохранила свой капитал, если чистые активы в конце периода превышают чистые активы в начале периода после вычета всех распределений и взносов владельцев капитала в течение этого периода. Из этого можно заключить, что смысл концепции в том, чтобы предотвратить чрезмерное распределение прибыли между акционерами. Прибылью признаются только суммы сверх требуемых для поддержания капитала. В составе капитала отражаются: а) средства, внесенные акционерами, б) нераспределенная прибыль, в) образованные за счет нее резервы, г) резервы переоценки, обеспечивающие поддержание капитала [4, с. 49]. Таким образом, фонд переоценки стоимости активов относится к резервам, т. е. является неотъемлемой частью капитала.
В российской финансовой отчетности фонд переоценки признается частью капитала, но никаким документом не требуется обеспечить его сохранение. А как же ФЗ «Об акционерных обществах»? В ст. 43, содержащей ограничения на выплату дивидендов, требуется сохранить лишь уставный капитал и резервы, образованные за счет нераспределенной прибыли. Получается, что добавочный капитал, содержащий фонд переоценки, можно «проедать». И российские акционерные общества делают это с большим размахом, причем не по причине выплаты больших дивидендов, а в связи с хроническими убытками. Кроме того, не следует забывать, что в состав добавочного капитала в России включается и эмиссионная премия, то есть оплаченный акционерами капитал. Нынешнее законодательство разрешает и его растратить вопреки всем представлениям о сохранении капитала, даже российским. Поэтому, говоря о российской концепции сохранения капитала, нельзя рассуждать, является она финансовой, физической или юридической. Следует признать, что ее нет вообще не только в теории, но и в практике, и направить усилия, во-первых, на признание ее необходимости для дальнейшего развития экономики, во-вторых, на разработку ее основных положений, в-третьих, на их закрепление в документах, в том числе в акционерном законодательстве.

Разрабатывая российскую концепцию, нужно предусмотреть, что капитал российских компаний следует оберегать в первую очередь не от чрезмерного распределения прибыли между акционерами, а от убытков. Поэтому основной нормой защиты капитала акционеров в законодательстве, в отличие от мировой практики, должны стать не ограничения на выплату дивидендов, а прямые ограничения на сокращение стоимости чистых активов (собственного капитала). Если это происходит, акционеры должны получать сигнал, возможно, в виде уменьшения уставного капитала. Конечно, акционеры и без юридической процедуры могут увидеть сокращение размера собственного капитала, в связи с тем что рынок на это моментально отреагирует падением курсовой стоимости акций. Но российские акционеры пока лишены возможности судить о работе компаний по рыночным сигналам, поэтому роль такого сигнала может взять на себя исполнение акционерным обществом законодательной санкции. Кроме того, такая норма закона будет и ограничением на неэффективные действия менеджмента, в отсутствие рыночных ограничений (например, угроза поглощения).

Из вышесказанного вытекает, что норма ст. 35 ФЗ «Об акционерных обществах» должна быть усилена с целью сохранения не только уставного капитала, но и добавочного: уставный капитал должен подлежать уменьшению, если чистые активы общества (собственный капитал) станут меньше, чем сумма уставного и добавочного капитала. Если продолжить логику формул (3) и (4), то чистые активы станут меньше (УК + ДК), когда убытки превысят суммы резервов, образованных за счет нераспределенной прибыли. Если резервы не созданы (как в подавляющем большинстве представленных в табл. 6 (см. в журнале) компаний), то любой убыток должен приводить к уменьшению уставного капитала. Наконец-то нашим компаниям понадобится прибыль!

На практике эта норма будет работать следующим образом: по действующей методике расчета чистых активов из представленных в табл. 6 (см. в журнале) АО 13 обязаны объявить о снижении уставного капитала, поскольку ЧА – УК < 0. Предлагаемый порядок к этому количеству добавит еще 7, у которых СК – (ДК + УК) < 0. Чем отличаются эти АО от первых 13? В первую очередь, самым значительным превышением добавочного капитала над уставным: от 4,5 до 1992 раз, а в среднем по этим 7 обществам ДК/УК = 13,4 (напомним, что в среднем по совокупности это соотношение составляет 3,37). Таким образом, добавочный капитал создает защиту убыточным компаниям, которой не должно быть, если речь идет о действительном сохранении капитала.

В данной статье с точки зрения теории и практики проанализированы вопросы, касающиеся не только акционеров, их прав на защиту капитала и получение дивидендов, но и экономики в целом, которая страдает от неэффективного управления акционерными обществами и перспективы которой во многом зависят от того, насколько акционеры (и настоящие, и будущие) будут доверять свои деньги реальному бизнесу.

Литература

1. Воронина В.М. Анализ чистых активов на основе Гражданского кодекса РФ и Федерального закона «Об акционерных обществах» // Финансовый менеджмент. — 2002. — № 5. — С. 3—10.
2. Комаров А.В. Пути повышения чистых активов акционерного общества // Финансовый менеджмент. — 2002. — № 6. — С. 136—143.
3. Хендриксен Э.С., Ван Бреда М.Ф. Теория бухгалтерского учета: Пер. с англ. / Под ред. Я.В.Соколова. — М.: Финансы и статистика, 1997. — 576 с.
4. МСФО 1999. — М.: Аскери, 1999. — 1135 с.
5. Уолш К. Ключевые показатели менеджмента. Как анализировать, сравнивать и контролировать данные, определяющие стоимость компании: Пер. с англ. — М.: Дело, 2000. — 360 с.
6. Теплова Т.В. Планирование в финансовом менеджменте. — М.: ВШЭ, 1998. — 140 с.
7. Бернстайн Л.А. Анализ финансовой отчетности: теория, практика и интерпретация: Пер. с англ. — М.:Финансы и статистика, 2002. — 624 с.
8. Финансовый менеджмент. Руководство по технике эффективного менеджмента. — М.: CARANA Corporation — USAID — RPC, 1998. — 290 с.
9. Рожнова О.В. Международные стандарты финансового учета и финансовой отчетности: комментарии, разъяснения, примеры. — М.: ФА при Правительстве РФ. — 193 с.
10. Новодворский В.Д., Марин В.В. Принцип сохранения капитала в отечественном бухгалтерском учете // Бухгалтерский учет. — 2002. — № 18. — С. 52.
11. Ришар Ж. Аудит и анализ хозяйственной деятельности: Пер. с франц. / Под ред. Л.П.Белых. — М.: Аудит, ЮНИТИ, 1997. — 375 с.
12. Стаханов А.Ю. Бухгалтерский баланс: международные и российские стандарты. — М.: Бизнес-информ, 1999. — 160 с.
13. Как читать финансовый отчет: Пер. с англ. — М.: Дело, 1992. — 39 с.
14. Шарп У., Александер Г., Бэйли Дж. Инвестиции: Пер. с англ. — М.: ИНФРА-М, 2001. — 1028 с.
15. Ковалев В.В. Справедливая стоимость в системе категорий бухгалтерского учета // Бухгалтерский учет. — 2002. — № 17. — С. 67-72.
16. Валдайцев С.В. Оценка бизнеса и управление стоимостью предприятия. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2001. — 720 с.
17. Богатая И.Н. Стратегический учет собственности предприятия. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2001. — 320 с.
18. Палий В.Ф. Международные стандарты финансовой отчетности. — М.: ИНФРА-М, 2002. — 463 с.
19. Рассрочка по оплате дополнительных акций и иных эмиссионных ценных бумаг общества законом не предусмотрена (ст. 34, п. 1).


Версия для печати · Рекомендовать



НОВОСТИ - ПО ДЛЯ УПРАВЛЕНЦА - ПО ДЛЯ БУХГАЛТЕРА - МАТЕРИАЛЫ - КНИГИ - ПАРТНЕРСТВО - УСЛУГИ-
-
МАРКЕТИНГОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ - О ПРОЕКТЕ - РЕКЛАМА НА САЙТЕ -

Яндекс цитирования

При перепечатке материалов с сайта ссылка на www.bupr.ru обязательна




© ООО "Константа" 2002-2011 тел.